Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Обязательно сдам плазму после победы над COVID-19

Обязательно сдам плазму после победы над COVID-19
Фото скриншот https://vestiprim.ru/
На сегодня в Приморье с начала эпидемии диагноз COVID поставлен 763 жителям региона, в 10 случаях зафиксирован летальный исход. Успешно справились с вирусной инфекцией уже 134 приморца.

Сегодня львиная доля новостей так или иначе «завязана» на коронавирус – экономика, лечение, профилактика, волонтерство и пр. На фоне излишнего оптимизма, паники, неверия рассказы от пациентов, победивших инфекцию, обнадеживают. Собеседник РИА SM-News, приморец Артем Малюнов поделился своими ощущениями – как было до и как стало сейчас.

— Как вы заразились коронавирусом?

Как оказалось, получил я COVID на работе. У мня был контакт с больным пациентом. Уже позже выяснилось, что он был госпитализирован с коронавирусом, его поместили в инфекционный госпиталь, а дальше началось выявление контактов. В их числе оказался и я. Я врач, и этот человек был у меня на приеме. Всех контактных лиц проверили и у меня тест дал положительный результат.

О том, что человек, который пришел ко мне на прием, уже является носителем инфекции, я, конечно, даже не подозревал. На мне точно была маска. А вот был ли пациент в маске? – этого не помню. Каждый день их много проходит передо мной. Сам я работают в городской поликлинике № 6 врачом-онкологом, занимаюсь химиотерапией. Мои пациенты не могут обойтись без лечения, нарушить курс, не прийти.

— Ваши ощущения в тот момент, когда узнали о поставленном диагнозе? И каково было ваше физическое состояние?

Когда после проведения тестов и получения результатов сообщили, что у меня выявлен вирус, то я логически помыслил и решил, что это вполне возможно. Но паники или испуга в тот момент я не испытывал. К тому времени у меня уже были некоторые признаки, но они вполне могли подойти и под простуду.

На второй или третий день после контакта с этим пациентом у меня появилась симптоматика, которая обычно встречается при простудных и вирусных заболеваниях – сопли, температура чуть больше 37 градусов, которая потом исчезла. А вскоре тест подтвердил наличие вируса.

— Как протекала ваша болезнь? Чем лечили?

От момента первых симптомов и до выписки прошло 19 дней. В палате я провел ровно две недели. Лечение получал в полном объеме. Выписали меня только тогда, когда тест дал отрицательный результат. И анализы брали дважды. Т.е. в итоге имеем перед выпиской два теста с отрицательным результатом. Самочувствие во время нахождения в стационаре у меня было неплохое. Мучили только кашель и слабость во всем теле.

Тем не менее, это не была легкая форма заболевания. У меня развилась двухсторонняя полисегментарная пневмония, т.е. были поражены нижние дыхательные пути. При лечении использовали антибактериальные препараты, антибиотики, иммуномодуляторы. Антибиотики мне выписали, т.к. компьютерная томограмма показала наличие пневмонии. При лечении использовали плаквенил или гидроксихлорохин. Этот препарат сейчас у нас применяют России для лечения новой коронавирусной инфекции.

— О своем физическом состоянии вы уже упомянули. А каково было ваше эмоциональное состояние?

Я тот человек, который верит цифрам, аналитике, статистике. Поэтому в первую очередь я стал изучать эту сторону. В России мы ситуацию по коронавирусу пока имеем не в полном объеме. Наша страна еще не достигла пиковых показателей и не вышла по COVID на плато (прим: временной период, когда количество зараженных перестает прогрессировать, расти и стабилизируется). Поэтому я смотрел статистику по зарубежным странам, анализировал. В конце концов понял, что лично мне с моими симптомами, лечением, состоянием и довольно хорошей клинической картиной особо бояться нечего.

Чувствовал на тот момент я себя весьма сносно. Конечно, не лучшим образом, но я понимал, что бывают случаи, когда все это выгладит и ощущается намного хуже. В принципе, я осознавал, что ничего страшного со мной не происходит. Я больше при этом переживал за своих близких. Вот для них моя болезнь оказалась эмоциональным давлением, неким психологическим испытанием. И это оказывало на них пагубное влияние.

— Сейчас в информационном поле много различных сообщений о вирусе – правдивых и не очень. Будучи не специалистом, разобраться в этом сложно. Каково отношение к вам сейчас со стороны близких?

В обществе вирус оказался «лакмусовой бумажкой». Но в данном случае могу сказать конкретно – никакого предвзятого отношения, косых взглядов, дистанцирования я не почувствовал и не увидел. Ни со стороны близких. Ни со стороны коллег. Все мои друзья, родственники, в большинстве своем, работают в медицине. И все они прекрасно понимают, что такое вирус, и отдают отчет своим поступкам и словам.

Все знают, что такое иммунитет, что из себя представляет двукратный отрицательный результат лабораторного исследования на наличие вируса методом ПЦР с интервалом не менее одного дня. Так что сейчас по факту я являюсь даже более защищенным, чем обычные люди, не переболевшие этим заболеванием. У меня есть иммунитет, и у меня отсутствует вирус, который был. Т.е. организм с ним уже справился.

— Будете сдавать плазму?

Сейчас этот момент прорабатывается. И как только будет возможность это сделать, то я обязательно это сделаю. Я уже заявил о своих намерениях. Переливание плазмы крови – один из методов борьбы с коронавирусом. Антитела от выздоровевшего человека помогут с укреплением иммунитета заболевшего. Ведь среди заболевших есть и мои коллеги. Я же не единственный из врачей, кто оказался в инфекционном госпитале с диагнозом COVID. Но у кого-то заболевание протекает в более серьезной форме, нежели у меня. Поэтому надо помочь перебороть его – помочь и заболевшим коллегам, помочь и заболевшим людям. Я и врачом-то стал из своих альтруистических побуждений.

— Вы – медик. Что дальше с работой?

Сейчас я еще нахожусь на больничном т.к. после болезни есть остаточное явление. Больничный лист у меня пока продлен на две недели. Дальнейшее решение о его продлении будет принято в зависимости от состояния моего здоровья на момент окончания этого срока.

— Что можете посоветовать тем пациентам, кто может оказаться заражен, кому предстоит пройти обследование?

В первую очередь необходимо соблюдать режим самоизоляции. Замечу, что все меры, которые сейчас принимаются и в России, и в Приморском крае, все они адекватные и своевременные. Главное сейчас, чтобы все, кому необходима помощь, могли бы ее получить в условиях медицинского стационара.

Тяжелые больные, у кого есть пневмония или какие-то еще другие сопутствующие заболевания, обострившиеся на фоне коронавируса, должны получать медицинскую помощь и лечиться в условиях стационара, дабы в итоге не было негативного исхода. И никакого самолечения. И для того, чтобы всех больных обеспечить этими местами, нам необходимо пик заболеваемости несколько разгладить, чем сейчас в полном объеме и занимается наше правительство.

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика