ВладивостокСб, 04 декабря 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Интервью Читать 3 мин.

Мы работаем для Приморья и для приморцев

Мы работаем для Приморья и для приморцев Показать полностью фото »
#Интервью

https://vladivostok.sm.news/

Во Владивостоке прошли первые премьерные показы оперы «Хованщина». За дирижерским пультом – маэстро Валерий Гергиев. Несмотря на краткосрочность своего пребывания в дальневосточной столице, худрук и гендиректор Мариинского театра успел дать два спектакля, проинспектировать «владения», встретиться с руководством края, посетить строящиеся для Мариинки объекты и выстроить диалог с прессой.

Во Владивостоке с успехом прошли первые два показа оперы «Хованщина». На сцене живая лошадь, огромный хор, кремль и лобное место, Петр I, персидские танцы и горящий скит с раскольниками. Постановка мощная, опера могучая. Все основано на исторических событиях второй половины XVII века, в частности речь идет о стрелецком бунте 1682 года, последствием которого и оказалась Хованщина — краткосрочный период всевластия князя Ивана Хованского. Так что герои оперы – не выдуманные. И все это воплощено в пяти действиях и шести картинах, почти 4, 5 часа музыки. Партии исполняют звезды оперной сцены мирового уровня.

Сам Валерий Гергиев озвучил свое желание: «Опера «Хованщина» — это величайшее событие. Постановка этого спектакля украшает репертуар Мариинского театра уже много лет. Историческая постановка, костюмы, декорации — в них узнается место действия. Хочу, чтобы этот спектакль жил и на Приморской сцене Мариинского театра. Весь коллектив во время подготовки показал себя профессионально. Надеюсь, что опера на этой сцене будет идти много лет».

Если посмотреть на афишу, то два спектакля в ноябре и потом еще три в декабре. Далее вся сценография покидает Владивосток и уезжает в Петербург. А как же приморцы? Когда они смогут еще увидеть эту постановку?

Поверьте, пять раз в сезон – это мировая практика. И это совершенно не мало. Вы сможете увидеть спектакль по той же схеме, как и жители Милана или Нью-Йорка, Лондона или Парижа. Спектакль подготовлен для Владивостока, и он будет продолжать здесь идти. Так что у всех возможность попасть на оставшиеся спектакли остается в начале декабря (прим: 3, 5 и 7 декабря). И если ясно донесете эту мысль о красоте и мощи музыки, о величии постановки, то люди будут благодарны. Я уж точно буду благодарен. Журналисты лучше понимают, как сделать этот факт известным, понятным и доступным: во Владивостоке идет историческая уникальная постановка, великая опера «Хованщина».

Надо сказать, еще и о том, что что люди могут услышать этот спектакль именно сейчас, а не потом. Лет 20 назад, когда я приезжал в Нью Йорк и дирижировал в «Метрополитен-опера», например, в «Борисе Годунове» Мусоргского, в «Валькирии» или «Парсифале» Вагнера четыре или пять спектаклей в сезон. И ньюйоркцы понимали, что надо попасть в один из этих пяти вечеров, либо потом томиться в ожидании года три, когда эти постановки смогут вернуться.

Какие нам ждать премьерные постановки? И будут ли в них задействованы местные артисты?

Артисты Приморской сцены Мариинского театра всегда участвуют в подготовке премьерных спектаклей, они задействованы на сцене. Отмечу, что участие артистов Мариинского театра (прим: речь о Санкт-Петербурге) в спектаклях на Приморской сцене – это нормальный рабочий здоровый процесс. Достаточно вспомнить, как артисты балетной труппы Приморской сцены с успехом выступали в Санкт-Петербурге с постановкой «1001 ночь». И чем дальше этот процесс будет развиваться, тем более он будет обогащенным за счет такой интеграции и сотрудничества. Конечно, логистика непростая, да и ситуация нынче не из легких. Но лучше эту тему не затрагивать. Лучше говорить о том, что происходит в театральном пространстве.

Что касается премьер, то мы остаемся коллективом, который работает на реализацию поставленных задач. И выдающийся репертуар будет идти сюда и входить в жизнь Приморского края. В частности, запланированы новые простановки, как «Руслан и Людмила» Глинки, «Борис Годунов» Мусоргского, «Мазепа» Чайковского, чуть позже «Орлеанская дева» Чайковского. Расширим оперный репертуар так же за счет немецких, итальянских и французских постановок. Сейчас над этим активно работает прилетевшая специально из Петербурга во Владивосток Ирина Соболева — один из самых сильных специалистов всего Мариинского театра.

Надо соизмерять, что мы сможем сделать в идеале, а далее понять, что в наших силах с учетом нынешних реалий. Возможно делать 4 – 5 оперных спектаклей в год. Из них здесь полностью один-два спектакля и три в Петербурге.

Будет расширяться и балетный репертуар. Из нового — балет Мариуса Петипа на музыку Александра Глазунова «Раймонда». И если классика будет представлена хотя бы десятью такими спектаклями, то мы можем говорить о сформированном здесь оперно-балетном центре.

Интересно, но факт – «Хованщина» уже давно вошла в жизнь приморцев. В течение полувека «Рассвет на Москве-реке» — увертюра к опере символизировала собой начало нового дня для тысяч приморцев. В 6 утра эта мелодия играла по радио.

Ваш коллектив известен еще и своей гуманитарной миссией. В частности, речь о концертах в Беслане (Северная Осетия), Пальмире (Сирия). Есть ли планы на выступление в Нагорном Карабахе (регион в Закавказье, в восточной части Армянского нагорья), где в очень непростых условиях работают наши миротворцы?

Дай бог, чтобы мир пришел на многострадальную землю. Весь огромный кавказский регион нуждается в одном – в мире. Тогда будет и благополучие, и спокойствие, и возможность учить детей.

Мы привели в хорошее состояние театр во Владикавказе. Это были два года серьезной и кропотливой работы. Сейчас театр в полной готовности, ему отведена очень важная роль не только в продвижении культуры, но и в позиционировании мира. Там уже, как минимум дважды, вместе со мной выступали такие яркие пианисты, как Даниил Трифонов и Денис Мацуев. И там будут выступать лучшие скрипачи, виолончелисты, пианисты.

Владикавказу, как и вам, достался подарок из Санкт-Петербурга – «Летучая мышь». Знаю, что первые показы были успешными. И если он пройдет за год раз 20, то будем обращаться к сверх популярным названиям. Но пока не будем делить шкуру неубитого медведя.

Постановка оперы тогда еще в Кировском театре состоялась почти 60 лет тому назад. Насколько сильно она изменилась? И почему так важно сохранить этот вариант?

Мы опирались на историческую постановку, но привнесли в нее и свое. «Хованщину» на сцене театра возобновили в 1989 году. Для этого пригласили известного оперного режиссера Эмиля Пасынкова. Спектакль тогда транслировался на весь Советский Союз. Работа была многоэтапной, в ней принимали участие выдающиеся артисты, каждый в постановку, в исполнение привнес что-то свое. Кстати, тогда в роли Марфы выступила недавно пришедшая в театр Ольга Бородина. И это была оркестровка Шостаковича, а не Римского-Корсакова. И спектакль создавался заново, но в тех самых в исторических декорациях и костюмах, лучше которых пока что еще никто ничего не создал. Были отреставрированы знаменитые декорации Федора Федоровского, продолжателя в годы СССР традиции русского живописца и великого театрального художника Константина Коровина. Потом позвонил с поздравлениями выдающийся дирижер Евгений Федорович Светланов.

Два года назад я дирижировал во время показа «Хованщины» в Милане. Публика приняла нас не просто хорошо, а с восторгом. Был огромный успех. Солисты были из Мариинского театра, а вот хор и оркестр миланские, но все сработали отлично. Публика была в шоке от мощи. Это и музыка, и исполнение. После этого по возращению на берега Невы я вновь дирижировал великой «Хованщиной».

Отмечу, что мы не привязаны к какой-то одной версии. В этом и счастье, и радость. Сейчас в спектакле задействованы артисты, которые в силу своего возраста не видели ту историческую «Хованщину» на сцене Кировского. Тогда, работая над оперой, я много думал над ее завершением. Есть две знаменитых концовки – Шостаковича и Римского Корсакова. Мы же осторожно, повторюсь, осторожно выбрали третью версию.

Критики говорят о том, что пандемия вынудила театр драматический искать новые формы в работе над спектаклем и в работе со зрителем. Подверглось ли оперное искусство такому же влиянию? Или пандемия будет бессильна и после вируса опера вернется к зрителю в том же виде?

Постановки будут меняться в любом случае. Приходят новые режиссеры, они экспериментируют. И мы, люди постарше, хотим им помогать, и будем это делать. Иногда они нас радуют достаточно ярким своим воображением и своим представлением о музыке, которую написали, например, великие Моцарт или Чайковский. Но мы не хотим, чтобы у них было желание работать с таким материалом с ножницами или топориком. Мы им даем возможность себя реализовать, но всегда должны быть начеку. Моя работа в театре – это еще и защищать композиторов. И это не консерватизм.

Что касается трудностей, то они и приходят, чтобы их побеждать. Но только делать это лучше молча. А если я начну сейчас говорить, как мы будем побеждать эти трудности, где и как будем с ними бороться, то в мой адрес прозвучит масса скептицизма.

Конечно, можно быть скептически настроенным к тому, что собираемся ставить премьеры, дескать, и так неразбериха, а они тут со спектаклями. Но руководство Мариинского делает все возможное, чтобы театр не переставал быть сильным, здоровым, интересным. И это делают певцы, музыканты, работники сцены, чтобы приморцы почувствовали, что театр живет несмотря на эти трудности. Но поверьте, сделать это не так-то просто.

На Ваш взгляд насколько важно людям именно сейчас иметь возможность приходить в театр, видеть спектакли вживую и насладиться искусством?

Отвечу двумя словами: очень важно. Чтобы спектакль состоялся, нужны огромные усилия многих людей – солистов, музыкантов, артистов хора, танцоров, работников сцены и т.д. Но нам нужна огромная поддержка. Необходимо, чтобы люди знали, что такое «Хованщина», чтобы у них появился интерес. Чтобы они думали: «Такая великая опера! Такая великая музыка! Такая грандиозная постановка!». И она совсем не старая, несмотря на то, что постановка 1989 года на основе исторических декораций и костюмов. Кстати, у нас спектакль идет чуть ли не на час больше (прим: общая продолжительность спектакля с двумя антрактами – 4 часа и 40 минут). Раньше было нормой сокращать на час, полтора, «Войну и мир» сократили даже на два часа. Мы же возвращаемся на исходные позиции.

Колоссальные по красоте звучания партии раскольницы Марфы, главы раскольников Досифея, князя Ивана Хованского и князя Андрея Хованского, князя Голицина — их исполняют настоящие мастера, знаменитые артисты. Они выступают по всему миру, в самых статусных театрах нашего времени. И все с удовольствием приехали во Владивосток. Год назад в «Дон Карлосе» у вас пел Ильдар Абдразаков. Для нас это не только работа и обязательство, для нас это еще и удовольствие — выступать во Владивостоке.

Можете остановиться на работе с детьми?

Я заходил в зал и смотрел детскую оперу «Мур Мурыч». Дети живо реагируют на все, что происходит на сцене. Три детских оперы-сказки, а это «Мур Мурыч», «Сцены из жизни Николеньки Иртеньева», «Маленький принц» — с успехом вошли в репертуар Приморской сцены и были тепло приняты не только детьми, но и их родителями. Появление детских опер организовано своевременно. Это возможность расширить отдельно детский балетный и оперный репертуар. И это очень важно. Но это пока только начало. Детская аудитория — это большой приоритет. Это воспитание будущих поколений.

Владивостоку обещают Центр культуры на Орлиной сопке, там будет и сцена Мариинского театра. Зачем столько сцен Приморской Мариинке и какие на нее планы?

Та площадка будет оснащена на 30 лет современнее, чем нынешняя. И это уже будет театр другого класса. Открываются большие возможности. В Петербурге наряду с историческим театром есть концертный зал, построенный нами на собранные деньги. Есть и современная новая сцена. Они оснащены в разы лучше, чем историческая сцена, там уровень мирового класса. Вот и во Владивостоке появится такая же сцена и она будет оснащена на уровне современнейших мировых стандартов. Например, чтобы изменить сцену под требования того или иного спектакля, сделать несколько уровней, перекрыть оркестровую яму и пр., понадобится не более 15 минут. Это открывает новые возможности для приморского балета и для приморской оперы. Вместимость зала – 1300 мест. И впереди то время, когда и к нам, и к вам вернется японский, корейский, китайский турист. В тех же Вьетнаме, Сингапуре, Гонконге или на Тайване происходят культурные акции, которые интересуют сотни тысяч людей. И кто-то из них обязательно приедет во Владивосток. И так бывало не однократно. Когда выступали здесь 4 года назад, то больше половины зрителей в зале – это гости из Южной Кореи и Японии.

С одной стороны, такой явный интерес нас радует, но с другой стороны это не должно быть нормой. Владивосток – это не 6 тысяч населения, здесь проживает около 700 тысяч человек. И мы пока еще в начале пути, чтобы сделать Владивосток крупным центром оперно-балетных традиций. Движемся мы уверенно, и остановить нас трудно.

Владивосток получит еще и центр образовательного уровня, где дети смогут обучаться балетному искусству. Но театр – это не только опера или балет. В театре есть много разных профессий. Это музыканты, компьютерный дизайн, звук, работа постижера, обувного мастера, мастеров по изготовлению мебели и пр. Все это приходит во Владивосток и в довольно динамичной форме. Надеемся, что в декабре 2023 года этот комплекс будет сдан в эксплуатацию.

Во время визита во Владивосток вы успели встретиться еще и с губернатором региона Олегом Кожемяко. Если не секрет, о чем был разговор?

Вопросы обсуждали самые разные. Например, где живут артисты? Так же проговорили поддержку детских программ. Это вопрос десятков, и очень скоро тысяч детских судеб. Три первых спектакля – это только первый шаг. Скоро их будет десять. Для кого мы это делам? Для губернатора Петербурга? Конечно нет. У нас должны быть совместные и хорошие понимания. Обсуждали ход строительства нового центра. На острове Русский строится образовательный комплекс, где разместятся филиал Центральной музыкальной школы при Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского и филиал Московской государственной академии хореографии. Сказали, что этот комплекс будет полноценно работать уже в 2022 году. Идет работа на Орлинке. Но это не закрывает другие вопросы. Например, инструментарий. Чего-то не хватает, и будем приобретать инструменты по мере возможности, в т.ч. и очень дорогие. Все что мы здесь делаем, мы делаем для Приморья и для приморцев.

В обществе развито представление, что оперный театр – это элитарное искусство. И дело не в приобретении билетов с точки зрения финансов, многие считают, что опера — это недоступно, непонятно, сложно.

Вас не должно беспокоить, что не весь Владивосток выносит двери в театр на тот или иной спектакль. Когда Сергей Сергеевич Прокофьев был в Ленинграде и после первых теперь уже легендарных спектаклей «Ромео и Джульетта» шел из театра, его остановил любитель музыки. «О! Вы же Прокофьев? Был вчера на вашем балете и мне страшно не понравилось!» На что Прокофьев ответил: «Мало ли кому продают билеты!». Да, не все знают кто такой Моцарт. А если и знают, то по фильму где Моцарт совсем не Моцарт. Или Бетховен. У кого-то это ассоциируется с собакой из фильма под таким названием. Вы можете донести до людей, что это не элитарное искусство. Тот, кто пойдет в начале декабря на «Хованщину», пусть обратит внимание на то, что проще людей, чем герои «Хованщины» не найти. «Взятку хочет?» – это про подьячего. А жены, дающие тумаков разгулявшимся стрельцам? Или сами стрельцы – кто-то спит на посту, кто-то обсуждает вчерашний рабочий день. Это народ. Это не элита. Герои и ситуации узнаваемы и сегодня, так что все актуально и для наших дней.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.
Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News