Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Историю надо не переписывать, а переосмысливать

Историю надо не переписывать, а переосмысливать
Фото Представлено U.S. Consulate Vladivostok
В календаре сентября есть две важные даты: 15 сентября – Международный день демократии, установленный Генеральной Ассамблеей ООН, и 17 сентября – День Конституции США. Все это отражено в нашумевшем мюзикле «Гамильтон», который посвящен идеологу Партии федералистов, 1-му министру США Александру Гамильтону. Несмотря на то, что премьера состоялась в феврале 2015 года, постановка актуальна и сегодня. И дело не только в политике. Дело в отношениях между людьми. Разобраться в этом корр. SM-News помог Дэниэл Брэйкер, звезда Бродвея, исполняющий в мюзикле роль Аарона Бёрра.

Сам мюзикл оказался бешено популярным. Передать смысл исторических событий, припорошенных пылью времен, да еще простым и современным языком – здесь надо иметь талант. Это реверанс в адрес его создателя Лин-Мануэля Миранды. Основу мюзикла составляет уникальный микс хип-хопа, R&B, дэнсхолла, фанка, регги, соула, джаза, индастриала и техно. Великолепные декорации и костюмы дают реальное понимание исторической эпохи. Отличный свет и профессиональная хореография – дань современности. Этнически разнообразный актерский состав мюзикла – это скорее всего не столько толерантность (хотя, куда ж нынче без нее?), сколько дань таланту исполнителей. Результат слаженной работы и популярности мюзикла – богатый «урожай» премий, среди которых «Грэмми» и «Пулитцеровская премия». Заснятые на видео выступления выкупила компания Disney. Премьерный показ в кинотеатрах должен был пройти 15 октября 2021 года. Но из-за пандемии COVID-19 всемирная премьера состоялась 3 июля 2020 года, т.е. накануне Дня Независимости. Показ прошел на стриминговой платформе Disney+. И вновь небывалый интерес и к истории, и к хип-хопу, и к актерам, и к самому показу.

И тут повезло. Несказанно повезло! Не каждый день удается взять интервью у звезды Бродвея. Дэниэл Брейкер играет в мюзикле «Гамильтон» на сцене нью-йоркского Тhe Richard Rodgers Theatre с августа 2017 года. Выпускник Джульярдской школы и классический актер шекспировского стиля, он нашел свое призвание в жанре бродвейского мюзикла. За участие в таких постановках, как Passing Strange, «Шрэк» и «Книга Мормона» Дэниэл Брейкер заслужил высокое признание критиков за воссоздание характеров великих персонажей по классическим театральным канонам.

Но прежде, чем приступить к разговору, сделаем небольшое лирическое отступление.

Итак, мюзикл «Гамильтон» увидел свет в начале 2015 года. Он посвящен создателю национальной финансовой системы и одному из семерки отцов-основателей страны (прим: Джон Адамс, Бенджамин Франклин, Александр Гамильтон, Джон Джей, Томас Джефферсон, Джеймс Мэдисон и Джордж Вашингтон). Сегодня политикой мало кто интересуется основательно, все больше поверхностно и в разрезе современности. Но с появлением мюзикла популярность Гамильтона взлетела до небывалых высот. В мюзикле есть все: от политики до секса, от скандала до любви, от триумфа до падения… В общем, жизнь человека без прикрас…

Что касается Аарона Бёрра, роль которого исполняет наш герой, то он с исторический точки зрения не только третий вице-президент США и герой Войны за независимость США, он еще и антагонист главного героя, т.е. Гамильтона. В самом же мюзикле он еще и рассказчик.

А сейчас попробуем «заглянуть за кулисы» и пообщаться с Дэниэлем Брэйкером.

Как вы попали в состав артистов мюзикла «Гамильтон»? Чему-то пришлось учиться конкретно? Носить камзол, быстро читать рэп?

В 2016 году оригинальный состав артистов мюзикла покинул постановку, что является обычным делом для Бродвея. Был объявлен кастинг. Самого мюзикла я не смотрел принципиально долго из-за того шума, который создавался вокруг него. И посмотрел его довольно поздно. А когда увидел, то принял решение об участии в спектакле. И отправился на пробы. Но волновался очень сильно. Исполнение рэпа – не моя сильная сторона, как артиста (прим: «Гамильтон» поставил рекорд по самому быстрому чтению рэпа в истории Бродвея и по самой быстрой песне в бродвейском мюзикле). Пробы прошли удачно и вот уже три года я исполняю роль Аарона Бёрра. Но азы исполнения рэпа постигать пришлось. Т.к. вступительная композиция мюзикла, задающая темп всей постановке, – монолог Аарона Бёрра. Кстати, каждый из героев характеризуется не только манерой пения и речью, но и музыкой. У Бёрра «новичковый» рэп в стиле 80-х. Я вообще-то никогда не думал, что буду играть в мюзиклах. Пел я всегда, но никогда не чувствовал себя созданным для бродвейского мюзикла. Но все меняется. И мы тоже.

«Гамильтон» — это не только про политику. Даже про политику меньше всего. А на ваш взгляд, о чем эта постановка?

По своей сути, мюзикл «Гамильтон» — это наследие и поддержка всех людей, их мнений, их голосов, которые создали нашу историю и заложили основу для понимания настоящего. Мы все в чем-то разные, но в чем-то и одинаковые – любим, верим во что-то, страдаем, мечтаем, хотим лучшей доли для своих детей и любимых. И с годами ничего не меняется. И для сегодняшних зрителей герои мюзикла – это уже не портреты на стене. Они показаны реальными людьми из плоти и крови. Именно они и побудили нас смотреть в будущее с всеобъемлющей любовью.

Как вживались в роль Аарона Бёрра – что-то читали о нем, изучали документы, или полностью доверились режиссеру? Что вас больше всего поразило в характере вашего героя

Для меня роль Бёрра была очень интересной. Его образ сочетает в равных частях Сальери из «Амадея», Яго из «Отелло» и немного Мос Дефа (прим: сценический псевдоним американского актера и музыканта-рэпера Данте Террелла Смита). Поначалу я особо и не выяснял, кем был Бёрр для меня, как для исполнителя этой роли. Я даже не пытался создать свой образ этой исторической личности. Задумываться стал лишь спустя месяц участия в шоу. Мне нравилось наблюдать, как мой персонаж пытается преодолеть свой главный недостаток — амбиции и зависть. Удивительно, но Бёрр даже не осознает, что он настолько завистлив, пока не становится слишком поздно. Я думаю, что Бёрр мог бы добиться такого же успеха, как Гамильтон, но ему помешали его зависть, ревность и плохо поставленные амбиции. Получить такую роль, когда в начале представления твой герой обаятельный, остроумный и с забавным взглядом на мир, а потом наблюдать и показывать, как в течение трех часов этот персонаж «разваливается» — это хороший театр. Вот почему Бёрра я сравниваю с Яго. У него есть язык, он рассказчик, у него есть выражение, но у него есть этот недостаток, который приведет его к краху.

История в мюзикле представлена весьма оригинальным способом (сочетание исторических костюмов, рэп-исполнение, современные танцы) – и это уникальный случай. На ваш взгляд – это правильно? И что это дало?

Встретить в одном произведении самые различные по форме и исполнению стили повествования – это редкость. Но в таком объеме, как в «Гамильтоне», по-моему, ничего подобного не было. Но именно удачное сочетание этих разных стилей, которые на первый взгляд и сочетаться-то не должны, это и привносит в мюзикл красоту. С одной стороны, делает его уникальным, а с другой — понятным для современных людей. Все создатели этого мюзикла — композитор и певец Лин-Мануэль Миранда, хореограф Энди Бланкенбуэлер, режиссер Томас Кейл – люди нашего времени. Они – «продукт» современного американского художественного самовыражения, которое преуспевает в смешивании культурных идей и различных элементов повествования. Именно за счет такого микса и создается что-то по-настоящему оригинальное.

Стоит ли переписывать историю? (прим: компания Disney выпустила экранизацию мюзикла во время протестов в США. Мюзикл не вызвал негативной реакции, но сам Лин-Мануэль Миранда сравнивает современную обстановку в Америке с событиями, которые показаны в «Гамильтоне»)

Я не думаю, что переписывать историю можно. Это, все-таки, история. Внести изменения в прошлое еще не удавалось никому. И мюзикл «Гамильтон» не переписывает историю, да и не пытается это делать. Но переосмысливать те или иные исторические события можно и нужно. И «Гамильтон» успешно справляется с этим. Сейчас общество находится на том этапе, когда людям необходимо понять глубже контекст написания истории, не мыслить поверхностно и шаблонно. Нам надо больше узнавать об исторических личностях, которых мы не замечали или игнорировали в учебниках истории. И нам нужно искать более глубокое понимание образов тех, кем мы пренебрегли в истории, и вписывать их достижения, поступки, действия в контекст того, что было раньше, в день сегодняшний и в то, как мы готовимся идти в будущее. К счастью, исполнительское искусство обладает такой способностью. И мы надеемся, что когда-нибудь «живой» театр снова заработает по коронавирусной пандемии. Речь об игре на сцене, когда в зале сидит зритель со своими эмоциями и переживаниями.

Что повлияло на ваш выбор профессии? И если бы не сцена, то чем бы вы тогда занимались в жизни? Какая профессия кроме театральной вам ближе и понятнее?

Я был самым младшим в семье. Разница с братом – 10 лет. Так что, развлекал себя сам. Воображение было богатое – бегал, играл в какие-то свои игры, постоянно что-то придумывал. Но о том, что стану актером, даже не помышлял. И мои выступления в детстве – это был некий способ защитить себя в новой среде. Мой отец был военным, и наша семья довольно часто переезжала с места на место. Мы жили в самых разных городах, у которых были свои преимущества, и свои недостатки. Это был удивительный мир в своем многообразии, я был свидетелем и участником встреч с разными людьми, но никогда не думал, что смогу вписаться в этот стиль жизни. Думаю, именно поэтому я естественно тяготел к творчеству, где приветствуются креатив и индивидуальность. Только в середине старшей школы я сделал выбор в пользу государственной школы исполнительских искусств во Флориде. Там я стал более серьезно относиться к актерскому мастерству. И мой педагог посоветовала мне пройти прослушивание в Джульярдской школе, где в 2002 году я получил степень бакалавра гуманитарных наук.

Если бы я не стал актером и мне бы пришлось выбирать другую профессию, то я бы без раздумий стал поваром. Это объясняется просто – я люблю поесть и люблю готовить. И на кухне, в царстве продуктов и кухонной техники я ориентируюсь не плохо. Мне импонирует импровизация при создании блюда, пусть даже простого по своей рецептуре. И от этого я никогда не устаю.

Ваш отец – военный. Он согласился с вашим выбором профессии?

Мой отец – кадровый военный офицер. Но он никогда не видел меня продолжателем семейной династии и никогда не заставлял меня идти служить в армию. Еще в моем раннем возрасте он отметил, что в своих интересах и увлечениях я склонялся к искусству. И это был мой выбор. Отец же только поддерживал меня.

Что главное для вас в жизни? Чему учите своих сыновей, что хотите им передать?

Главное для меня – это моя семья, мои сыновья. Я отец c 12-летним стажем — у меня двое мальчиков. И общение с ними всегда полно чудес, нежности, счастья. Я работаю допоздна и прихожу домой, когда они уже спят у себя в комнате. Они мне в такие моменты кажутся очень уязвимыми. И я постоянно думаю о своих отцовских обязанностях, о своих чувствах к ним – любви, уважении, понимании, о всем, что я испытываю к этим двум мальчикам.

Я надеюсь, что учу своих детей жить в любви, заботиться и поддерживать тех, кто страдает в этом мире, а также принимать и прославлять многие культуры на этой земле.

У вас в багаже премии Obie (прим: американская премия, присуждаемая за не бродвейские постановки, вручается ежегодно с 1956 года) и Tony (прим: вручается за достижения в области американского театра, включая музыкальный театр, прежде всего многочисленные постановки на Бродвее). Что значат для вас эти награды? Очередная ступень в карьере или некий аванс для профессионального роста?

Премию Obie я получил за исполнение роли Юноши в комедийно-драматическом рок-мюзикле Passing Strange, когда играл в Шекспировском театре в Вашингтоне, округ Колумбия. Позже был номинирован на премию Tony, где вновь играл Юношу в Бродвейском шоу. Одна из самых узнаваемых и любимых ролей – осел в Бродвейском мюзикле про Шрека. За эту роль был номинирован на премию Drama Desk Award как лучший актер в мюзикле. Я ценю эти награды, которые являются результатом моего труда и творческих достижений.

Но получение наград – это не самоцель. Мне нравится измерять свой успех разнообразием и диапазоном ролей, которые мне довелось сыграть, и, надеюсь, будущими ролями.

Что у вас дальше в творческих планах?

Поскольку Бродвей сейчас закрыт, а съемки драматического сериала Billions, on Showtime, в котором я снимаюсь, приостановлены, то у меня появилось много свободного времени для моих проектов. Прямо сейчас я работаю над созданием альбома, который запечатлеет жизнь во времена COVID-19, а также социальные волнения в Америке. Было неприятно, что я не могу выступать каждый вечер, но, к счастью у меня есть возможность высвободить свою творческую энергию.

Яндекс.Метрика